на главную

Закурганье

Ноябрь 2001
 

Дмитрий ИвановДмитрий Иванов

В прошлом году был в США. Видел Вашингтон и Лос-Анджелес, но Америки не видел: курица — не птица, столица — не страна. А потому ни врать об Америке (дескать, как же — бывали-с, знаем-с!) не берусь, ни выводов делать («дык вот какой ты, северный олень!»). Но обнаружил за океаном массу не то, чтобы забавного, но — неожиданного. О чем и речь.
 

«Америка — в мелочах»

Не Маркс — Лена Нестеренко, но от этого — не менее верно. Нашему восприятию Америки (любой страны, любого народа, да и ближнего своего) неспособность уловить именно мелочи — очень мешает. Вот, например, унитаз. Вроде, проще простого: дерни за веревочку — и… Всё, что ни было внутри, бурливо вздымается вверх! (Позор! В чужом доме! В гостинице! В офисной уборной! Засорился, что ли? Кошмар!) В последний момент, когда содержимое уже достигло краев овала, грозя залить все вокруг — фаянсовый злодей открывет «второе дыхание», и жижа (простите за физиологизмы) стремительно устремляется туда, куда надо — вниз. Ффу-у!!! Сла-а те, Госс-пди! А просто система другая: у нас сразу смывается, а там — сначала омывает унитаз. (Мелочь — а ведь чуть до инфаркта не довел! Чертов унитаз…) А если серьезно — …так я и так — серьезно! Сказано ведь: СИСТЕМА — ДРУГАЯ! Не поймешь мелочей — не поймешь системы. Пример поизящней?

Freedom front want Дмитрий Иванов. «Америка — в мелочах»

В галерее Corcoran в Вашингтоне — выставка Нормана Рокуэлла (к счастью — сегодня «семейный день», и всех пускают даром). Рокуэлл — едва ли не самый народный художник из всех, мне известных. По мне — народнее Репина и Сурикова. А теперь посмотрите вот на эту его картину:

Вроде, все понятно: американцы, стар и млад, собрались отметить День Благодарения — вот и праздничная индейка в центре. Но под полотном надпись: «Freedom from want» — в дословном русском переводе — свобода от Нужды (корявей, но точнее —от желания, хотения)«. А, ну тоже понятно! Америка настолько богата и сыта, что и на индейку никто из сидящих не смотрит, кроме хозяйки (она же у нее в руках), да посторонившегося дедушки. Вывод? Картина — горделивая демонстрация высокого уровня жизни. А теперь задумайтесь, что бы вы лично подумали об этой картине, об этом художнике и об этой стране, зная, что написана эта «Свобода…» в — 1943 ГОДУ… Вот-вот! В то время как Европа!.. Концлагеря!! Сталинград!!! Итог: Какая гадость — эта ваша…!!! …В январе 1941-ого (за полгода до НАШЕЙ войны) президент Рузвельт провозгласил «Четыре свободы, за которые мы сражаемся». Вот они: Freedom of Speech —- Свобода Слова Freedom from Fear — Свобода от Страха Freedom of Worship — Свобода Cовести Freedom from Want — Свобода от НуждыДмитрий Иванов. «Америка — в мелочах» Но название картины ТАК — не переводится! Поднимитесь к ней. Рузвельт говорил про Свободу здоровой и мирной жизни повсюду в мире. Рокуэлл написал — больше. Он вслушался в это WANT. Его полотно — не о достатке, не об обеспеченности. Не об условной свободе сытого («спасибо, пока не хочу»), не о свободе богатого («спасибо, пока не надо: захочу — возьму»), и даже не о свободе просто обеспеченного («что за диво?… обычная праздничная индейка…»). Freedom from Want —это не просто свобода от жадности, алчности, вожделения; это больше, чем свобода (Не обращать внимания на вносимую индейку в День Благодарения — это то же, что не замечать пасхального кулича в Светлое Христово Воскресенье!) Это — Свобода «от индейки». От мещанства, от обывательства. Свобода от «Хочу!» вообще. Картина Нормана — о Полной Внутренней Свободе от желания сказать окружающим и миру: «Дай!» Пафосно? Излишне высокопарно? Выспренне? Но все это — есть в коротеньком WANT. В свете и улыбках на картине. В глазах самого художника (в нижнем правом углу). …Оттенки слова — мелочь, верно. Верно? Но тогда — никогда не понять ни этой «сытой» картины 1943 года, ни написавшего ее художника, ни его народа, ни страны. И странно будет — почему именно эту картину американский агитпроп печатал в миллионах экземплярах на мобилизующих плакатах? Звал «Сражаться за индейку?» Но не глупа ли такая оглупляющая американский народ трактовка? «Итак, во всем, как вы хотите, чтобы с вами поступали люди — так поступайте с ними и вы».

«Золотое правило» Рокуэлла есть и в мозаике — висит в Организации Объединенных Наций.

Та выставка в Коркоран Гэллери называлась «Картины для американского народа». Важно не путать с «Искусство должно быть понятно народу»: Норман Рокуэлл оформлял журнальные обложки, но никогда не рисовал для дураков. Благодаря чему и стал — воистину народен.

Дмитрий Иванов. «Америка — в мелочах» Дмитрий Иванов. «Америка — в мелочах»

 

Прочитал предыдущие куски про Америку и встревожился: сплошные экскурсии по достопримечательностям. А ну как интиллигентом сочтут? (привет ЗЛОвеснику-Олейнику). Повеселее бы надо! Для начала — вот вам «угадайка-угадайка — интересная игра». Вопрос: что происходит на снимках? (То, что слева баба, справа — я, это и так понятно).

Правильный ответ — гора-а-аздо ниже.

«Здесь рожала Мадонна…»

Дмитрий Иванов. «Америка — в мелочах»Клиника Good Samaritan Hospital. Рано или поздно на эту койку ляжет мемориальная доска: «Здесь лежала и рожала Мадонна». (Простите, православные и иные христиане!). Или, быть может, ее продадут с аукциона или поставят в музей. Пока же она используется по назначению, а фото Мадонны с автографом-благодарностью висит на входе в родильное отделение, служа его визитной карточкой. При этом на фото не операционная, а палата: где лежишь — там и рожаешь. Наверху — люк: оттуда опускается освещение. Низ койки опускается и поднимается для удобства приема нарождающихся младенцев. «А чего же тут телевизора нет?» — «А на шо ж он тут? Приехала-легла-родила и — домой, если осложнений нет. Когда ж его смотреть?». Санитарка Оксана (см. фото) является бесспорной достопримечательностью родильного отделения благодаря невыразимой прелести языка, на котором изъясняется. Русскую речь американца представить проще простого. Английский немца — тоже легко. Даже английский в исполненнии японца можно передать на бумаге. Но англо-американо-русско-украинский с уморительными, типично одесскими интонациями — это надо слышать! «Таки побачьте вот here…» Нет, не могу — не получается.

Уже после узнал, что второго дитятю Мадонна приехала рожать сюда же — в Госпиталь Доброго Самаритянина (треугольный небоскреб, стена которого висит на заднем плане, к госпиталю отношения не имеет).

Несмотря на всю свою внешнюю и внутреннюю умопомрачительность, больница эта вовсе не частная, а общественная — public, хотя и платные услуги оказывает (та же Мадонна рожала за деньги) Исполнительный президент госпиталя Эндрю Лика: «Они там, в коммерческих клиниках, хитрые такие. Бывает, привозит к ним „скорая“ человека, а они нам звонят: „Мы вам сейчас пациента пришлем. Вы общественная клиника? Ну вот и лечите!“ Иногда берем — иногда отказываем». «А если срочная помощь требуется? Они не хотят лечить, вы — отказываете. А у человека, может, денег нет. Что ж ему — умирать?..» Президент смеется: «Но они ведь тоже клятву Гиппократа давали? Никуда не денутся — помогут. Но потом все равно перешлют в общественную больницу».

Едем по бульвару Уилшир: справа — синий небоскреб (60 этажей — это небоскреб? Не знаю). Над окнами верхнего этажа — огромная белая шестиконечная звезда Давида. «Это какой-то еврейский центр?» «Да нет — муниципальная больница». «А почему звезда?» «Город собрался строить клинику, а денег не хватает. Ну, обратились к богатеньким евреям. Те: О?кей, деньги дадим, а вы за это на госпиталь Моген-Давид повесите. Власти: да без проблем — вы, главное, денег дайте! Все скинулись, Спилберг там, еще кто-то… Построили и звезду повесили, чтоб было видно, на чьи деньги». Стоят рядышком два небоскреба и на каждом вверху — логотип «Herbalife». «Ого! Это что же — оба здания ему принадлежат?» Оказывается — нет. Это у нас в России все высотки (бывшие проектные институты) увешаны, как елки, кучей щитов, растяжек и вывесок всех контор, которые в здании помещаются. В Лос-Анджелесе на каждом небоскребе — один единственный логотип: как мне объяснили, кто больше всех заплатит, тот и вешает. Теперь, наверное, не по карману это будет «Гербалайфу». Отец-основатель целебного прикорма Хьюз умер в прошлом году, не дожив до 45-ти лет. Кто ж его после этого есть будет? А за логотип-то ведь вносить надо регулярно? Тут же — целый квартал империи сайентологов. «Рон Хаббард Темпл» (храм), «Рон Хаббард Фаундейшн» (фонд, значит), «Рон Хаббард Инститьют»… Да-а-а, сколько не худших умов — и курганских тоже! — было здесь промыто начисто! Не счесть! «И куда только ваши власти смотрят? Это ж тоталитарная секта! Закон-то, о религиозной деятельности, чай, вообще не соблюдается?» «Какой-какой закон?! Ты не в России, дорогой, ты в свободной стране! Вот ограбят или убьют — тогда и попадут на скамью подсудимых: за грабеж или убийство, соответственно!» Мдем по студенческому городку Университета Калифорнии. Какие-то юные радикалы торгуют партийной прессой. Чуть не с ножом к горлу: «Купите, господа. О, вы из России? Вот, у нас и по-русски литература имеется!». Бюллетень — два доллара. Юрка, наш сопровождающий, купил. Идем дальше, вникаем в этот таблоид. Какой-то «Союз Спартаковцев», типичная троцкистско-маоистская пролетарщина: дескать, Кастро и Ким Чен Ир — буржуазные перерожденцы, про Китай с Россией и говорить нечего (предатели дела рабочего класса). Короче, революцию надо делать заново. А на первой странице мелкими буквами: «Цена: 2 долл./10 руб.» Юрка: «Ха! Что ж они сразу-то не сказали? Десятка-то у меня есть!» Пошел разбираться. Долго размахивал руками. Вернулся ни с чем. «Сами они перерожденцы! Я ему десятку сую и в цену тычу — не берет десятку! И бакчы — не отдает!!! Ну не гад, а?!» Конечно — гад! На баксы-то мировую революцию любой дурак организует — ты на рубли попробуй — проверни!..Думал закругляться на сегодня — чуть про фотки с голой бабой не забыл. Это — стол. Вид сбоку и сверху. Она лежит и на вытянутых руках и коленках держит стеклянную столешницу. А я — так, ни при чем: пристроился… Глендейл, Калифорния, 4 июля 2000 года. Продолжение — будет.

«Мыло» от Рейгана

На днях после долгого пост-взрывного карантина открылся аэропорт им. Рональда Рейгана в Вашингтоне. Вообще, Америка постоянно взгревает советскую голову этими ассоциациями из времен «холодной войны». Другой аэропорт в Вашингтоне называется Dulles —в честь давно покойного шефа ЦРУ Алена Даллеса (а может, его брата — госсекретаря? Ну да оба ведь «ястребы империализма»). Мирная кубистическая площадь в центре Лос-Анджелеса, на которую мы попадали, выходя из гостиницы, именовалась Першинг Скуэр. («А сейчас, внучатки, я расскажу вам, что такое СОИ…»). Но по сравнению с живым Рейганом — все покойные генералы просто «отдыхают». Рейган канонизирован при жизни: в Калифорнии есть его музей, сис-админ Белого дома поддерживает его интернет-страничку (точно такую же, как и у действующего президента!). История США коротка, национальных героев «клепают» не дожидаясь смерти (физической, во всяком случае). А через дорогу от Белого дома целый квартал занимает Ronald Reagan Building: конференц-залы, гостиница, офисы представительств, ресторан, visitors-center, банк, и прочая почта-телефон-телеграф… На первом этаже можно купить бюстики трех президентов: Вашингтона, Кеннеди и Рейгана. Вот Рузвельта и Линкольна нет (их вообще неигде нет), а Рейган — пожалуйста. Только у него, в отличие от Джорджа и Джона, после года рождения — черточка пропечатана, вот так: 1911- На выходе из здания — стеклянные экраны-мониторы с объективчиками на тоненьких ножках (как микрофоны). Подходишь, корчишь в объектив рожицу, ловишь кадр кнопочкой «стоп», тыча пальцем прямо в стекло («клава» — сенсорная), набираешь адрес желаемого «мыла», пару строчек от себя — прывэт с югОв»! И ведь совершенно даром! (Спасибо Рейгану? В его родном Голливуде за это удовольствие по 25 центов дерут…) Особенно мило, что если рожу скривил неудачно (см. картинку вверху) — можно сбросить кадр и заново себя поймать. Но это — если вообще есть, с чего ловить.

Третьего дня исполнилось 40 дней крушению небоскребов ВТЦ в Нью-Йорке. Неделю назад американские телекомпании и радиостанции составили «черный список» песен и групп, от прокручивания которых они отказываются, дабы не причинять слушателям душевных травм. В числе пострадавших от самоцензуры вещателей — знаменитая «New York, New York” Синатры. С одной стороны - «ох уж эта политкорректность!», а с другой — ну вот послушайте: «These vagabond shoes, are longing to stray Right through the very heart of it New York, New York…» «Эти боты хотят прошвырнуться по самому сердцу Нью-Йорка»… (Что такое vagabond — грешен, не помню, да это и не важно). Или вот еще: «If I can make it there, I'll make it anywhere! It's up to you, New York, New York!» «И если мне удалось это здесь — я смогу сделать то же где угодно! И все благодаря тебе, Нью-Йорк…» Чем не «песенка террориста»?.. Правда, надо иметь очень богатое воображение, чтобы из породить ассоциацию «два ботинка — два самолета».

«Страна тютелек»

Какой же русский не любит похаять американский сервис?! А все почему? Кино и россказни побывавших создают ну такой мультяшно-вылизанный образ Америки, всё в ней настолько «чики-пуки» — ну прямо Страна Тютелек! «И плюнуть негде!...» По контрасту с этой «продуманностью» всякие «отдельные недостатки», ляпы и не-логизмы кажутся особенно идиотскими, притом - идиотскими по особенному, по-американски.

В Вашингтоне — 30 градусов жары и свежие лужи накрыты восемью километрами облачной перины над городом (достоверно знаю - мы сквозь нее приземлялись на самолете). Эффект — парниковый. Ни дуновения. Сауна. Заходим в ресторанчик, начинаем вникать в меню. У стола появляется официант с запотевшим кувшином ледяной воды: «Благоволите?» — Валяйте! Отхлебываю глоток: до боли родной вкус! Еще… Ба-а-а: так это ж… ХЛОРКА!!! («Вы угадали! Призовая игра! Буль-буль-буль…»). Эта вода течет из всех кранов: в гостинице Hilton Embassy Row она ест глаза в ванной. Из нее же вам предлагается варить кофе — дармовой пакетик и кофеварка имеются в каждом номере. Голь (у меня нет ни цента, чтобы купить нормальную воду) на выдумки хитра: на этаже есть автомат, выдающий лед, и если натаять кубиков… Я не представляю себе российский ресторан, где вам ничтоже сумняшеся подали бы воду из-под крана. У нас могут быть грязные скатерти или ликерная бутылка в роли водочного графина, но улучшать заведомо поганую воду льдом?… На самом деле все просто: чистая вода в ресторане есть, но — за деньги. А хлорка со льдом — она ж ведь даром? Никто не неволит!

Из той же оперы. В гостиничном номере нашел фирменные хилтоновские бумагу и конверт и вздумал написать кому-нибудь письмо. (Выпендрёж в чистом виде, согласен). Но где взять марки? Как и всё ночью — в круглосуточной аптеке. Прихожу: «Где марки?» — «В автомате, сэр». В автомат надо вставить четыре 25-центовых монетки и, дернув за ручку, получить 3 марки по… 20 центов за штуку. Или две — по 33 цента. Сверхприбыли! За скромную услугу автомат присвоил 40 центов-процентов! «Понимаешь, этот автомат принадлежит не аптеке, а своему владельцу, который с аптекой договорился. Если он будет брать за марки обычный налог с продаж, то автомат не будет окупаться, потому что нормальные люди покупают марки на почте и по номиналу и — днем! А тебе взбрендило отправлять письма в два часа НОЧИ! Таких, как ты, немного, но если по сорок центов с носа — то, видимо, выгодно: иначе б не висел!» Логично: за выпендрёж — и «обдираловка»!

Налог с продаж составляет 8 процентов: их нужно всякий раз прибавлять к цене, указанной на ценнике. Чтобы точно знать, сколько с вас возьмут на кассе — трэба носить с собой калькулятор. Особенно если у вас каждый цент на счету. Калькулятора у меня не было, поэтому всякий раз приходилось подолгу пыхтеть мозгами: хватит-не хватит? Почему б не указывать цены с уже приплюсованными процентами? Это ж удобнее и покупателю, и продавцу. «А вот подите!» (Тэффи).

…Гостиничные интерьеры — это нечто! В старейших и фешенебельных преобладает великодержавный стиль: не то колониальный, не то имперский (это первыми заметили, кажется, Вайль и Генис, указав на дизайн доллара как на ярчайший образчик американского стиля вообще). Сплошные розетки-виньетки и прочие рюши. При этом золоченая полоса, приклеенная под потолком по периметру гостиничного номера, местами отклеилась и висит (Хилтон). Тяжеленные гардины «а ля Людовик …цатый» прикрывают штору с прожженной, размером с порядочное блюдо, дырой (там же). А вот это — холл отеля «Ригал Билтмор» в самом центре Лос-Анджелеса.

Дмитрий Иванов. «Америка — в мелочах» Правда красивенько? А то! Холл — чистый Ренессанс! Борджа! В начале 1920-х это было модно. Отель страшно гордится тем, что в свое время здесь размещалась штаб-квартира кандидата Кеннеди: именно отсюда он начал восхождение в Белый Дом. Вместо мемориальной доски — фотостенд на входе. Но дырки в душевом рожке забиты тем самым «белым налетом», который отчаянно оттирают домохозяйки в рекламных роликах «Комета». Ну и не беда: горячей воды из этого душа все равно не получишь: смеситель-то (историческая ценность?) тоже образца 1923 года. …Разбирая вещи, уронил какую-то мелочь, полез отыскивать ее под кровать. Оказалось, что под ней не пылесосили с момента постройки, как минимум (1923). Как максимум — этот мусор оставил сам Кеннеди. Фото мусора — не помещаю. По эстетическим причинам.

В «Билтморе» тот же забавный провинциально-имперский стиль. Прямо напротив койкоместа — здоровенный деревянный шкаф для одежды, весь полезный объем которого занимает… телевизор! (Примечание: это не телевизор — большой, а объем — маленький). Открываешь дверцы шкафа, удрюпываешься на постель и жмешь на пульт. «Большое удобство! Удобство, я те спрашиваю? А? Удо-обство!» (Райкин). …Вот только одежду повесить — некуда.

Прошу прощения за вышеизложенную бытовню. Больше не буду, тем более, что на этом список моих личных претензий к великой стране закончен (если не вспоминать, что в «Хилтоне» с потолка всю ночь капала вода, а извещенная об этом в 6 утра администраторша гордо отрапортовала — через два часа и с третьего напоминания! — что engineer извещен и придет чинить к …11 часам. При том, что съзжаем мы в 12.00… Ну да молчу, молчу. Не догадался, дурак, подложить под эту капЕль фотоаппарат и потребовать долларового возмещения. Ведь учили нас и Зощенко, и Задорнов…).

В качестве морально-материальной компенсации за тягомотину: Двухдолларовая банкнота —одна из самых загадочных американских вещиц. Американцы ее не любят. Считается, что она приносит несчастье: некоторые боятся даже смотреть на нее! Поэтому тиражи этих бумажек с 1976 года кипами лежат на складах американского казначейства, и в обращении их почти нет.

Дмитрий Иванов. «Америка — в мелочах»

За этой я специально ходил в банк: переворошив всю наличность, кассир нашел только одну, но бросил клич коллегам — те нашли еще две и даже сбежались выспрашивать, суеверные, зачем я ищу бед на свою голову. Не без удовольствия объяснил, что в России - наоборот — все шире распространяется противоположное поверье: двухдолларовая купюра в бумажнике гарантирует, что в нем никогда не переведутся деньги. Мой вам совет — кликните «мышой» на картинку и заховайте банкноту себе в папочку, например, в «Мои документы» (в свои, конечно же). Я нарочно попросил Юру поместить ее в натуральную величину. И будет вам — СЧАСТЬЕ!

«Конгресс накрылся медным тазом…»

Вашингтон, город комизмов. Но сначала —грустном. За 190 лет до взрывов в Нью-Йорке Америка уже переживала трагедию здания-символа. Что не удалось террористам в 2001-ом году —удалось англичанам в 1814-ом: английские войска дотла сожгли Белый дом. Та война у американцев называется «Войной 1812 года». Намек понятен? Наполеон, пожар Москвы, прожар БД, пожар БД в Москве в 1993-ем…

Дмитрий Иванов. «Америка — в мелочах»

Вот только в отличие от крушения ВТС, никаким символом БД тогда не был: обычная помещичья усадьба. И масштаб трагедии не тот: так, драма «представительского класса»… Обратите внимание: вокруг и за Белым домом ничего нет. Не потому что выгорело: просто столицу строили в чистом поле — как наш Питер.

« — Ой, девушка, а можно с вами сфотографироваться?» Черная супермодель в полицейской форме: пост у восточного въезда на территорию БД. — Я не девушка, я офицер и — на службе! Пришлось рассказать ей анекдот про лягушку: «я здесь как женщина сижу, а не как термометр». Вопреки логике — поржала вместе с нами, но фотографироваться все равно отказалась. А ведь могла и в участок!

Идем вдоль ограды БД и, озираясь, быстро срываем листья с деревьев, протягивая руки сквозь решетку ограды — «для гульбария». Газон Белого дома на уровне пояса. Хоп! Из-под какого-то лопуха прямо на меня смотрит мышь! Кадр потрясающий: огромный лист, под ним мелкая мышь, а за ними Белый дом! И все отцентровано! Пока тянул из кармана «мыльницу» — мышь сбежала.

…Перед Белым домом стоит так называемый «милевой камень»: отсюда отсчитываются километражи на всех хайуэях (трассах) Америки. В квадратную плоскость наверху вмурован медный круг, «роза ветров»: север, запад, юг, восток…

Дмитрий Иванов. «Америка — в мелочах»

Жалею, что не было с собой бутылки и рюмок: идеальное место для распития спиртных напитков на фоне резиденции президента (пока полиция не схватит). Кстати, в Е-бурге тоже есть такая точка отсчета: вкатана в асфальт перед главпочтамтом. Почему в Кургане нету? Это ж ведь традиция: считать расстояния между городами от почтамтов.

Справа от БД — странный памятник генералу Шерману. Странный, потому что Шерман сидит спиной к Национальному Моллу (National Mall). А надо сказать, что это хамство. Судите сами. Национальный Молл — это широченная даже не улица, а территория между Мемориалом Линкольна (см. купюру в 5 баксов), Капитолием (см. 50 баксов), БД (20 баксов) и Мемориалом Джефферсона (на баксы не попал). В центре креста, который образуют эти здания, а значит — в центре Молла — Мемориала Вашингтона. Короче, Молл —это Святая Святых, Сердце Нации. И вот всё, что может, смотрит на Молл, а Шерман —на казначейство (см. 10 баксов). И показывает Сердцу Нации конскую жопу. А по углам (охраняя вечный покой этой жопы?) стоят воинственные парни с карабинами.

Дмитрий Иванов. «Америка — в мелочах»

Интересно, архитектору так заказали, или он сам придумал? Хвост коню задрать? Но это просто невинное баловство по сравнению с мемориалом генерала Гранта у Капитолия, где американский солдат гибнет под копытами и колесами своих, северян (!), которые спят (!!), да еще во время атаки (!!!), а у лошади генерала трусливо поджат хвост. Не иначе, американцы у Паоло Трубецого научились так похабить государственный престиж (см. памятник Александру III в Питере).

За два дня в Вашингтоне с русскоговорящими сталкивались четырежды — и всегда случайно. Вот перечень: студент-армянин, который учится в Вашингтоне; бабушка-украинка, в прошлом — математичка из Киева, а ныне — преподавательница русского (она его в Международном Валютном Фонде клеркам-переговорщикам преподает); безработный афроамериканец, который год назад закончил Московский экономико-статистический и вернулся бездельничать в родной Мэрилэнд (работу по специальности никак не найдет);Дмитрий Иванов. «Америка — в мелочах» досмотрщица-белоруска в аэропорту. Ни одного русскоговорящего русского почему-то не попалось…

А кстати —о Питере. Отгадайте с первого раза, что это за строение в комичной зеленой шляпе.

Только не смейтесь: это Конгресс Соединенных Штатов, тот самый Капитолий. Это вовсе не предыдущая «версия» здания: это ТОТ САМЫЙ Капитолий. Так он выглядел до начала 1850-ых, когда на него стали нахлобучивать ныне знаменитый купол с колоннадой. А крыша зеленая —отому что медная. («Конгресс накрылся медным тазом!» - неплохая газетная передовица… Для начала XIX века). Причем здесь Питер? А при том, что экскурсоводы рассказывают, будто прообразом нынешнего купола послужил купол питерского Исаакия. Но я думаю, это они только русским такое бают, а англичанам рассказывают, что позаимствовали идею у них. Вот, смотрите: собор Св.Павла в Лондоне Дмитрий Иванов. «Америка — в мелочах»

Ну ведь один к одному с Капитолием! И зачем про Питер врут? Польстить, что ли, хотят? Так ведь… как-то коряво получается.

Back in USSR

(«Назад в...УССР») Вашингтон. 6 часов утра. 15 минут ходьбы от Белого дома, Массачусетс Авеню: здесь находятся посольства почти всех стран мира. Гостиница называется Hilton Embassy Row — «Хилтон-Посольский ряд». Налево - площадь Dupont Circle. Но нам — направо, потом — налево, а там, на площади — здоровенный лысеющий мужик. Из камня высечен. Памятник. Точнее — мемориал. И видно даже издаля, что надписи внизу — По-славянски! Ну-ка, ну-ка?.. Мать честная — по-украински! Еще поближе?.. Стихи!!! «Коли ми дiждемося Вашингтона З новим i праведним законом? А дiждемось-таки колись!» («Дождемся ли мы Вашингтона с его праведным законом? А если дождемся —то когда…") Кому памятник —угадали с трех раз? (Кто знает —не подсказывать!) KOBZAR! TARAS GRIGORYEVITCH SHEVTCHENKO!!! Дмитрий Иванов. «Америка — в мелочах»«The great fighter against the Russian Imperialism» —так и написано! «Великий борец с русским империализмом». Поставлен в 1964 году благодарной «украiнськой диаспорой» (тоже цитата).Надо полагать, к 110-летию воссоединения Украины с Россией. До сего дня тщетно искал фото этого памятника в Интернете: не верит никто! Кто ищет… (а у кого стащил —не помню: простите). Да о чем говорить, если российское посольство в Вашингтоне стоит на Площади Сахарова. Истории, характерные для этого города. PS: В позапрошлом году в Вашингтоне установили памятник Александру Сергеевичу Пушкину. К 200-летию, естественно. (Продолжение следует).

 

Дмитрий Иванов. «Америка — в мелочах»

Самая детальная информация отзывы про рулонный газон у нас на сайте.

Хостинг от uCoz